19:50 

кваттро

Ka-mai
I'll take the arrow in the face every time.
Нельзя было не написать фик с версией про мужа Химавари!
Спасибо плацкартному вагону поезда Москва-Киев за яркий образ ОМП :D

Название: Эбису
Автор: Ka-mai
Бета: Aizawa
Размер: мини, 1252 слова
Персонажи: Ватануки, ОМП, упоминается Сайга (Drug&Drop)
Категория: джен, гет
Жанр: драма, романс
Рейтинг: G

Посетитель сразу показался Ватануки странным, хотя обычные люди и духи в Магазин желаний не приходили вовсе.
Высокий и нескладный, этот человек всё время будто старался сжаться, занять как можно меньше места, и иногда мелко кивал, будто соглашаясь сам с собой. Поглядывая на встретивший его эскорт из Мару и Моро, он подгребал к себе воздух движениями на удивление маленьких, женских рук.
Это была не болезнь, но Ватануки чувствовал, как подрагивает вокруг посетителя густая, слабо пахнущая нагретыми травами оболочка. Будто кто-то ткнул пальцем в апельсиновое желе – вот как она колыхалась, а он старался удержать её рядом, как уползающее сразу во все стороны одеяло.
Это была не болезнь, это был разлад с самим собой.
Мужчина нервным, быстрым движением поправил очки, снова окинул взглядом зал, куда его привели, представился. Ватануки предложил чаю, кивнул на предугаданный отказ. Имени он не запомнил, но мистеру Желе и не нужны были обычные гадания. Мистеру Желе нужна была «она».
Ватануки даже удивился – чаще всего клиентами Магазина были женщины, и ни разу ещё никто не приходил с подобным желанием. Есть большая разница между «я хочу быть с тем, кого люблю» и «я хочу заставить того, кого люблю, быть со мной». Те, кто искал такое, никогда не приходили к настоящим волшебникам. Когда-то давным-давно Юко-сан сказала: это потому, что волшебству не интересны всякие глупости. Тогда Ватануки не понял, а сейчас догадывался, что так оно и есть.
Голос у мистера Желе был неровный, ещё он ставил ударения почти во всех словах – иностранцы часто так делают, хотя этот знал японский хорошо и говорил грамотно.
– Она меня измучила. Сам не знаю, чего я хочу от вашей эзотерической лавки. Вы в курсе, сколько стоят слухи о вас? Я поверил и купил, у меня достаточно денег. Не только денег...
Ватануки отпил чай, посмотрел на мистера Желе сквозь белый пар. Было забавно, что этот человек сумел войти в Магазин.
– Высокий тип в квадратных чёрных очках? – поинтересовался Ватануки невпопад.
– Что?
– Торговец слухами.
– А, – растерянно кивнул мистер Желе, – да, похоже. Но информаторы все выглядят одинаково.
Это немного прояснило ситуацию – всё-таки Сайга-сан не был обычным человеком, и не искал наживы. Там, где дело касалось денег, волшебство часто брезговало появляться. Но мистер Желе, наверное, привык к тому, что всё можно купить и продать.
– Я не понимаю, что ей не так. Она смотрит, будто ей не всё равно, но подарки отсылает и отказывает в встречах!
Ватануки слушал молча, неспешно набивая трубку, не забыв проверить, не прикорнул ли там по привычке Мугецу. Мистер Желе вряд ли был готов увидеть, как возмущается трубочный лис, вылезая и разбрасывая вокруг себя табак.
– Мы познакомились в храме Эбису, – продолжал мистер Желе, тяжело глядя на Ватануки – может, ему казалось, что тот недостаточно внимателен. Но Ватануки слушал.
– Она повесила табличку эма к алтарю, там было пожелание для кого-то другого. Когда я спросил, правильно ли я всё делаю, она кивнула и улыбнулась. Это было семь с половиной месяцев назад. Мне никогда не нравились японки.
Мистер Желе навис над столиком, сцепив пальцы в замок, вперил прицел взгляда куда-то в переносицу Ватануки. Наверное, так его учили на бизнес-курсах.
– Тогда я спросил, почему в её молитве Эбису ничего нет про неё саму. Потом – что она делает вечером. Я, кстати, тоже никогда не нравился японкам.
– И что она ответила?
Мистер Желе ещё подался вперёд, жёлтое облако его ауры коснулось Ватануки, и он погладил её свободной рукой. Край был тёплым и будто бархатным. Возможно, Ватануки поторопился с выводами, и мистер Желе не такой уж прогнивший делец, каким показался вначале.
– Вы понимаете... – протянул тот и замялся, то ли не зная, можно ли открыться этому странному незнакомцу, то ли не был уверен в сути того, о чём хотел сказать. – Я везунчик. Баловень судьбы. Самый молодой в совете директоров компании «Синсэй» и единственный там «гайдзин», к тому же. Мне всегда всё доставалось легко, мне всегда все завидовали.
Ватануки не знал, что такое «Синсэй», но это было не интересно. Зато стало ясно, из чего сделано желе.
– Наверное, вам нелегко пришлось, – заметил он, и глаза мистера Желе расширились от удивления. – Те, кому сопутствует удача, часто боятся, что она рано или поздно исчезнет, иссякнет, как источник. Или что кто-то украдёт её. Поэтому такие люди редко подпускают других по-настоящему близко.
Ватануки выдохнул струйку дыма. Пожалуй, Юко-сан сказала бы именно так. Мистер Желе помолчал, снова поправил очки, хотя они и не думали сползать с носа, продолжил:
– В общем, она ответила, что согласна со мной поужинать. И что подношения Эбису ей всё равно не помогают. Я бросил девушку, отменил командировку. А потом Химавари сказала, что у нас ничего не выйдет, когда я попытался её поцеловать.
Ватануки подавился дымом.
Он должен был догадаться. Вот почему мистер Желе пришёл сюда, а не жалуется лучшему другу или дорогому психоаналитику. Дело не в привороте и даже не в любви – цена за это была бы непомерно высока, никаких денег и статусов не хватит, чтобы купить.
Он должен был догадаться, но и в голову не пришло, что где-то там, снаружи, его милая Химавари живёт обычной жизнью и ходит на свидания с везучими американцами из совета директоров, и это всё равно единственное, что она может себе разрешить.
Мистер Желе смотрел на Ватануки настороженно, отбивая по столешнице рваный ритм заходящегося в тревоге сердца. Апельсиновая аура удачи колыхалась не в такт.
Ватануки смотрел в ответ и думал: а он ведь даже не подозревает, насколько ему повезло, но всё сделал, как нужно. Этот клиент не мог не прийти в Магазин желаний.
– Вы поможете мне? – спросил мистер Желе, сейчас скорее похожий не на бизнесмена, привыкшего получать всё, что захочет, а на лисицу в клетке.
На очень, очень везучую лисицу.
Два кусочка мозаики, очень, очень простое колдовство.
– Я возьму соответствующую плату, – ответил Ватануки. – Не больше, не меньше. Если вы хотите быть с ней, вам нужно перестать жить только для себя. Отпустить свою удачу на волю.
– Я не понимаю, – нахмурившись, сказал мистер Желе.
– Вы должны сделать то, чего всегда боялись, потому что вы боялись зря. Фортуна не уйдёт – но будет принадлежать не только вам. Так люди живут обычно. Вы готовы пожертвовать своей исключительностью... ради исключительной девушки?
Мистер Желе опустил взгляд, потом поднял обратно, и то, что Ватануки увидел в его глазах, понравилось ему.
– Я всегда умел сделать правильный выбор, – мистер Желе улыбнулся впервые за весь разговор, и эта улыбка тоже была правильной.
Пожалуйста, пусть Химавари-тян будет с ним счастлива, обращаясь непонятно к кому, подумал Ватануки.
Потом: я тебя как-нибудь прокляну, если вдруг она хоть раз пожалуется! Ну и что, что не умею, научусь как-нибудь, я видел в кладовке рецепт превращения человека в каппу. На третьей полке слева от стеллажа с картами, я точно помню. Слышишь, только попробуй её обидеть!
А потом: пожалуйста, сделай её счастливой, будь с ней, потому что мне не суждено, а она заслуживает много большего...
Мистер Желе смотрел решительно и нетерпеливо; Ватануки знал, что делать. Он положил трубку на стол и ткнул в желе пальцем.
Солнечная волна пролилась, как вода из сосуда, и распустила лепестки, омыв Ватануки горько-сладким цветочным ароматом. Не почувствовать этого было невозможно, и мистер Желе вздрогнул, поморгал растерянно, как человек, который из тёмного лабиринта вышел в ясный день.
– Всё остальное зависит от вас, – нарушил тишину Ватануки. Ревность, смешиваясь с облегчением, пахла нагретыми травами, закручивалась лентами и уходила ввысь. – Скажите Химавари: плата за желание отдана. Она поймёт.

Ватануки сам проводил клиента к выходу; Моро и Мару высунули любопытные мордашки из комнаты, вытаращились, переговариваясь между собой: «Посетитель-цветок! Красивый цветок!».
Мистер Подсолнух шёл, чуть покачиваясь, будто пьяный, расправив плечи, расслабленно засунув руки в карманы строгого делового костюма.
Ватануки смотрел ему вслед, пока мистер Подсолнух не вышел за пределы Магазина, потом прислонился к стене у дверей. Подумал: вечером можно будет открыть вино; устало прикрыл глаза. Очень простое колдовство отняло много сил.
Под веками его плескался солнечный свет.


Эбису – один из семи богов удачи, смеющийся бог.
Эма – специальные деревянные таблички, на которых посетители храма пишут прошения к богам.

@темы: словоблуд, космическая гильдия генерала Зипипикуса, Холик

URL
Комментарии
2013-11-13 в 22:14 

Cathar [DELETED user] [DELETED user]
awwww
какая милота! Я в восхищении *-*
Особенно понравилось там, где Ватануки обещал найти в кладовой проклятье.
Спасибо, это замечательно :heart:

2013-11-13 в 23:13 

Ka-mai
I'll take the arrow in the face every time.
URL
     

Плантации барбариса

главная